28.12.202031

Сергей Морозов: «Врач может описывать исследование там, где ему удобно»

Поделиться

{{ self.title }}

Главный специалист по лучевой и инструментальной диагностике ДЗМ и Минздрава РФ в ЦФО – о новых правилах организации рентгенологической службы в интервью журналу Vademecum.

– В приказе говорится, что целесообразность наличия должности врача‑рентгенолога в поликлинике определяется руководителем. Подразумевает ли это, что рентгенологов начнут массово переводить в дистанционные центры и не сократится ли в таком случае штат врачей?

– Нет, даже наоборот. Вся лучевая диагностика работала по приказу №132 от 1991 года. Новый регламент пытались написать последние восемь лет, было очень много обсуждений, и, наконец, приказ появился. Документом устанавливается возможность лицензирования отделения, не работающего с экстренной помощью, но действующего в первичном звене без наличия врача‑рентгенолога.

Например, в стоматологической клинике есть рентгеновское оборудование, но де‑факто врача‑рентгенолога там сейчас нет. Нужен ли рентгенолог при проведении обследований? Нет. Все мы знаем, что огромное количество стоматологических рентген‑исследований обходится без врача – в большинстве случаев их проводит не стоматолог, а медсестра. В отношении стоматологических клиник все это работает очень давно. Но в приказе появилось уточнение, что исследование должно быть описано в записи консультации профильного специалиста. Такая практика может использоваться и в других направлениях медицины.

– То есть присутствие врача‑рентгенолога при проведении исследований не всегда обязательно?

– Именно. Когда пациент приходит на флюорографию или маммографию, в большинстве случаев врача там нет. Когда пациент приходит на компьютерную или магнитно‑резонансную томографию, как минимум в половине случаев там тоже врача нет. Врач может находиться где‑то в смежном помещении или дистанционно. И такая практика уже широко распространена в федеральных, частных и муниципальных клиниках.

Впервые в приказе Минздрава зафиксирована возможность проводить исследования силами рентгенолаборанта – параллельно мы готовили профстандарт такого специалиста, и документ уже выпущен. В профстандарте четко указывается, что рентгенолаборант проводит исследование и в том числе выполняет введение контрастного вещества. Мы наверстываем то, что было упущено в предыдущие годы.

Я многократно наблюдал в медорганизациях, как врач сам делает исследование на аппарате, а потом идет это исследование описывать. Это бутылочное горлышко: так невозможно ни загрузку оборудования обеспечить, ни нормальное качество исследований и описаний поддержать, ни обучить врачей чему‑то еще. Потому что они избыточно заняты, работая и за лаборанта, и за себя.

В Московском референс‑центре лучевой диагностики есть много пожилых врачей, которым в поликлиниках реально тяжело работать. А у нас возрастной врач работает, описывает исследования, зарабатывает столько, сколько может описать. И люди спокойно разбираются – и с рабочей станцией, и с программным обеспечением. Поэтому телемедицина – это еще и возможность предоставить рабочее место и пожилым специалистам, и людям с ограниченными возможностями. Это огромное преимущество.

– Как после вступления приказа в силу изменится распределение обязанностей между рентгенологом и рентгенолаборантом?

– Раньше все было замкнуто на врача‑рентгенолога, что с экономической точки зрения неоправданно, дорого. По факту рентгенологи по огромному количеству направлений уже давно не принимают участия непосредственно в проведении исследования.

Жизнь поменялась. И новый приказ Минздрава официально фиксирует то, что в практике реально существует – проведение исследований самостоятельно рентгенолаборантами и описание исследований рентгенологами. Происходит абсолютно правильное перераспределение нагрузки по функциональным обязанностям. Рентгенолог прежде всего занимается тем, к чему его готовили – интерпретирует результаты исследования.

Врач может это делать, находясь непосредственно рядом с аппаратом. Но это не обязательно. Практика очень разная. Где‑то есть сложные пациенты, с которыми врач‑рентгенолог на месте что‑то выясняет, где‑то – стандартное исследование, и рентгенологу на месте делать нечего. Соответственно, врач может описывать исследования в том числе дистанционно – из соседнего кабинета, с другого этажа, из другого здания и даже из другого медучреждения, от другого юрлица. Создание такой структуры, как центр дистанционных описаний, тоже заложено в приказе.

С экономической точки зрения абсолютно правильно, когда более простые функции выполняют специалисты со средним медицинским образованием, то есть рентгенолаборанты, а экспертные функции, требующие коммуникации с клиницистами, обсуждения сложных пациентов, выполняются врачами.

– Приказ дает возможность назначения врача УЗИ‑диагностики на должность заведующего рентгенологическим отделением. Чем мотивирован такой маневр?

– Эта практика уже сейчас очень широко распространяется, что очень правильно, поскольку приводит к большей командной работе и к более рациональному выбору методов диагностики. Разделение рентгена и УЗИ нерационально: что‑то сделали врачи‑рентгенологи, что‑то сделали врачи ультразвуковой диагностики, и потом направивший пациента на исследование врач начинает все это между собой сравнивать, во всем разбираться. Когда все это делается в одном отделении, начинается внутренняя работа по анализу и выбору методов – когда, кому и что лучше сделать. И заведующий таким комплексным отделением становится ответственным как раз за рациональный подбор методов диагностики для направляющих врачей.

Я считаю, что у врачей ультразвуковой диагностики в профстандарте должны быть базовые навыки интерпретации рентген- и КТ‑исследований. Врач‑рентгенолог в свою очередь должен уметь делать базовое УЗИ‑исследование, чтобы, например, в приемном отделении провести и рентгеновское исследование, и УЗИ тяжелому пациенту.

 

Полный текст интервью – на сайте журнала:https://vademec.ru/article/sergey_morozov-_-vrach_mozhet_opisyvat_issledovanie_tam-_gde_emu_udobno/